Оперативные новости и аналитические материалы мира высоких технологий
Статья

Блог Сергея Меднова: НЭП по-японски

Блог Меднова
мобильная версия

Наконец-то это случилось. Крупная национализация исходя не из причин финансового кризиса, но с целью стратегического развития отрасли. Причем сделала это Япония – страна, известная своими мощными традициями в проведении промышленной политики. О причинах и последствиях рассуждает Сергей Меднов, руководитель блока "Информационные технологии" "Альфа-Банка".

Корпорации Sony, Toshiba и Hitachi объединяют свои производства жидкокристаллических дисплеев для смартфонов и продают 70% новой компании государству. К данному шагу японцев подтолкнула обострившаяся конкуренция с более дешевыми мониторами южнокорейских и тайваньских производителей. Но все же основная цель объединения – концентрация усилий на разработке дисплеев нового поколения: прежде всего, более тонких, с высоким разрешением.

В новой компании государству будет принадлежать 70% акций, а трем корпорациям-участницам – по 10%. Государство инвестирует в проект около 2,6 млрд долларов. Каждая из этих трех корпораций имела проблемы с развитием этого направления бизнеса. В свою очередь, объединенная компания опередит Samsung и Sharp, и станет крупнейшим в мире производителем дисплеев для смартфонов и планшетников (с долей рынка более 20%).

Поэтому теперь крупнейший в мире производитель таких дисплеев оказывается государственным. Чтобы не потерять важный сегмент промышленности (мировой рынок таких дисплеев оценивается в 25 млрд долларов), правительство берет управление в свои руки. И никаких переживаний по поводу «приверженности рыночным принципам», стенаний насчет «пользы конкуренции» и рассуждений о том, что «если бизнес неэффективен, то должен умереть».

Слишком «сильная» валюта (1 доллар сегодня равен приблизительно 77 иенам по сравнению с более чем 130 иенами в начале 2002 года) подрывает конкурентоспособность японской продукции на международных рынках. Однако японцы не верят в странную идею о том, что относительная сила их промышленности и финансовой системы (а именно это является причиной значительного подорожания иены на фоне проблем в США и ЕС) означает, что Японии надо начать терять промышленный потенциал. Напротив, они логично полагают, что это повод вмешаться и поддержать проблемные, но перспективные сегменты промышленности.

Конкуренция в сфере вычислительной техники существенно обостряется, и, к тому же, меняются структура рынка и список основных игроков. Взять хотя бы запоздалое намерение американской Hewlett Packard продать свое подразделение по производству ПК. Накаляется борьба и на «интеллектуальном» фронте – компания Samsung вынужденно отказалась от презентации своего нового планшетника Galaxy Tab 7.7 в Берлине на одной из крупнейших выставок бытовой электроники. Причина – запрет на продажу этого продукта в Германии из-за иска компании Apple. Последняя, в свою очередь, получила иск от Google, HTC и того же Samsung о нарушении патентов.

Патентная война в области смартфонов, планшетников и прочих новомодных гаджетов, видимо, будет продолжаться еще долго. Уж слишком лакомым является этот сегмент рынка - ведь за возможность первым заполучить какую-нибудь очередную изящную модель с новыми функциями потребитель готов серьезно переплачивать. Поэтому объединение дисплейного производства Sony, Toshiba и Hitachi имеет смысл и с этой точки зрения. Компании объединят не только свой технологический опыт и исследовательские компетенции, но и запасы патентов. Что значительно усилит японские позиции на рынках.

Но главный урок, конечно, в том, что государство не должно бояться поддерживать нужные сектора промышленности. Делается ли это напрямую, как в данном случае в Японии, или же более завуалировано – как, например, американцы использовали анонсированную новую лунную программу для поддержки гражданского авиапроизводства корпорации Boeing, – не так важно. Главное, что все промышленно развитые страны делают это. Причем без особой оглядки на ВТО.

Все ведущие государства ведут себя предельно цинично – делают то, что выгодно им. Следование абстрактным принципам «свободного рынка» – привилегия более наивных стран из числа «развивающихся». Многие из которых, правда, находятся в этом статусе десятки лет, но при этом не становятся развитыми. Недаром в среде международных социологов уже появился новый термин «отсталые страны» – для тех, про кого говорить, что они развиваются, уже как-то неприлично. Исторический опыт свидетельствует, что развиваются лишь те, кто не обращает внимания на лукавые упреки конкурентов и готов толкаться локтями.

Поэтому усилия России по вступлению в ВТО и различные препоны на этом пути имеют смысл только, если государство будет последовательно использовать все свои ресурсы для усиления внутреннего рынка, будь то авиапром, комическая отрасль или проекты вроде Сколково.